Версия для слабовидящих

СОЛО...ДУЭТОМ

Ирина Крайнова // "САРЫТАУН. АРТ", 22 апреля 2015 г.

В Год литературы в театре «Балаганчикъ» – моноспектакль Риммы Беляковой «Соло для струны без оркестра. Исповедь актрисы»

Он перепоставлен в нашем литературнейшем из театров к 155-летию со дня рождения Антона Чехова. Елена Гладырева, художественный руководитель «Балаганчика», подчеркивает: «Мы рады, что именно в год, названный Годом литературы, в юбилейный год Чехова, мы осуществили давнюю мечту – Римма Ивановна… –на нашей сцене играет этот замечательный спектакль… Все, кто интересуется театром, его историей могут увидеть настоящую мхатовскую школу актерской игры, носителем которой является эта восхитительная Актриса, мой любимый и почитаемый Педагог, мой Мастер – Римма Ивановна Белякова».

Впервые «Соло для струны» взволнованно и страстно зазвучало в 2012 года на бенефисе народной артистки России, профессора Саратовской консерватории Риммы Беляковой в академдраме. Был сыгран спектакль и в доме-музее М. Н. Ермоловой в Москве, музеях А. П. Чехова в Ялте и Брянске (причем в интерьерах времени – с подлинным черным пальто Антона Павловича!) Поставил спектакль ученик Риммы Ивановны – Олег Загуменнов по пьесе крымских драматургов Касьяненко и Шрадера (тоже ученика Беляковой). Жанр обозначен как «пьеса-исповедь без антракта с воспоминаниями и фантазиями». Пьеса основана на переписке А. П. Чехова и О. Л. Книппер-Чеховой и ее воспоминаниях.

Больше сорока лет Римма Ивановна преподает на театральном факультете. И по-прежнему выходит на сцену. Создала сочный народный характер, сыграв добрую, пьющую, любящую женщину в спектакле «Валентинов день» Вырыпаева. Самаь заново поставила спектакль по пронзительной «Осенней сонате» Бергмана, где исполнила центральную роль. К своему большому юбилею подготовила моноспектакль об Ольге Книппер и Антоне Чехове, перепахав горы материала. Студенткой Римма несколько раз видела эту легендарную женщину, бывала у нее в гостях, была на ее панихиде, где так долго и скорбно играл Святослав Рихтер. Ей показалось несправедливым осуждающее отношение к актрисе и жене великого писателя нашей интеллигенции (хотя бы ее части!), она выступает в спектакле адвокатом этой незаурядной личности. Тем более, что «в этой работе много перекличек с моей жизнью, – признается зрителям Римма Ивановна. – На этот спектакль Георгий Петрович благословил меня незадолго до своего ухода. …. Я много размышляла о жизни на сцене. И во многом согласна с Ольгой Леонардовной – театр – монстр, который сжирает тебя полностью». Моноспектакль Белякова посвятила своему супругу, режиссеру, педагогу, художественному руководителю Саратовской оперетты – Георгию Петровичу Банникову.

«Одинокая струна тоскующей души» поет нам со сцены о любви и разлуке. Известно 433 письма и телеграммы Чехова к Книппер и более 400 писем Книппер к Чехову – это самая большая по объему чеховская переписка. Книппер потом писала: "Впечатление этих шести лет – какого-то беспокойства, метания, – точно чайка над океаном, не знающая, куда присесть... метание между Москвой и Ялтой, которая казалась уже тюрьмой; женитьба, поиски клочка земли недалеко от трогательно любимой Москвы и уже почти осуществление мечты – ему разрешено было врачами провести зиму в средней России; мечты о поездке по северным рекам, в Соловки, Швецию, в Норвегию, в Швейцарию и мечта последняя и самая сильная,…перед смертью – ехать в Россию через Италию, манившую его своими красками, соком жизни, главное – музыкой и цветами…».

Но все это было уже поздно, страшная болезнь разрушала организм совсем еще молодого Антона Чехова… «Если мы теперь не вместе, то виноваты в этом не я и не ты, а бес, вложивший в меня бацилл, а в тебя любовь к искусству», – написал он любимой, подписывая ей тем самым индульгенцию в вечность. Мы не можем осуждать выбор великих – не имеем морального права. Он любил ее, и был с ней счастлив, она же после его раннего ухода осиротела и затосковала навечно.

Спектакль, перенесенный на Камерную сцену, как-то  теперь устоялся, успокоился, пошел в глубину. Край занавеса с легендарной мхатовской чайкой добавил важной символики. Все создает здесь нужный настрой: и уютная лампа под зеленым абажуром, и изысканный темный наряд Риммы Ивановны, пошитый еще к бенефису блистательным Юрием Наместниковым, и подробное музыкальное его решение, и мужской  голос  за сценой, звучащий всего два раза. Он превращает соло актрисы в диалог, вечный ее диалог – с мужем-писателем, с главным режиссером ее жизни, с самой жизнью.

"В этот приезд мы прожили с тобой необыкновенно, замечательно, я чувствовал себя как вернувшийся с похода. Радость моя, спасибо тебе за то, что ты такая хорошая", – напишет жене Чехов 20 февраля 1904 года. Через три с половиной месяца его не станет…

Ирина Крайнова  "САРЫТАУН. АРТ"  22 апреля 2015 г. http://irin-krainov1.livejournal.com/