Версия для слабовидящих

Ипполит и – Федра

Ирина Крайнова о спектакле "Федра", "САРЫТАУН. АРТ", 21.03.2016 г.

Могу облегченно вздохнуть: в спектакле театра драмы, музыки и поэзии появился Ипполит.

Первый исполнитель этой трудной роли в спектакле «Федра» (постановка Олега Загуменнова) был сложен, как Бог, очень эротичен, но не так уж «контактен» в актерском смысле. За двоих трагедию играла чудная Елена Смирнова. Играла невероятно… Теперь у нее есть  молодой партнер – Павел Кондрашин, выпускник профессора Риммы Беляковой Его герой еще очень юн, но проницателен, чист, горд, полон юношеского максимализма. Он сразу понимает намеки влюбленной в него мачехи и не хочет унижать объяснениями ее и себя. И скорей погибнет, чем признается в постыдной страсти Федры своему отцу. Он действительно гибнет – по всем законам древнегреческой трагедии. Ипполит сильно и глубоко любит Тесея – стареющего культового героя Эллады – и дает нам это почувствовать.

По-прежнему неотразима в роли Федры Елена. Однако в царице уже нет той обреченности, которую мы ощущали с первых минут. Этот Ипполит более теплый, более земной. А вдруг не оттолкнет?...Но лишь холодный ледок скует его ясные очи при первых же звуках ее низкого от страсти, грудного голоса. И Федра, только – только подписавшая себе смертный приговор, будет временами «не в себе» и излишне жестка с Эноной – единственной наперсницей (потрясающая здесь Ирина Короткова), готовой на все ради госпожи. Что толкнет бедную в морские пучины.

Смена исполнителя всегда тянет за собой другие изменения, тем более – в таком авторском театре, какой исповедует Олег Загуменнов. Теперь прекрасный Ипполит одет не в военизированную одежду и берцы, а в цивильный костюм, и сумкой своей помахивает очень уж легковесно для прощания с родным домом. Излишне фамильярен с ним наставник Терамен. Чуть смазанной показалась мне и финальная сцена, где «смерть возлюбленного ставит последнюю точку в давно не нужной ей жизни. Не обращая внимания на окаменевшего от ужаса Тесея, Федра умостится на смертном ложе рядом с пасынком, пытаясь завернуться в его – ее же пеплос . В пеплос цвета крови, напрасно пролитой, цвета страсти, злой, неизбывной, посланной богами не в радость, а в наказание».

Так описала я состояние катарсиса, которое настигало зрителей в конце спектакля. Немного не дотянул в финале Тесей, Федра не обыграла так подробно, как раньше, свой пеплос… Кому, как не театральному рецензенту, знать, что спектакль на спектакль не приходится. А то, что это выдающееся событие театрального Саратова, я уже не сомневаюсь.

 

http://irin-krainov1.livejournal.com/154157.html