Версия для слабовидящих

"Управдом - фигура глобальная"

Ирина Крайнова // "САРЫТАУН. АРТ", 27.04.2016 г. Фото Юлии Арон.

В театре драмы, музыки и поэзии «Балаганчикъ» спектакль по рассказам Зощенко, который я не рискну назвать перепостановкой. Это просто другой спектакль.

«Любовь - доля горькая» в режиссуре Юрия Лапшина была поставлена года два года назад, там было с десяток участников. Пришла нужда ввести новых актеров – и творческий состав изменился. Юрий, сильный актер и интересный режиссер, горячо взялся за дело. А в процессе работы изменилось не только название спектакля (теперь – «Любовь и прочие обстоятельства»), не только состав – лицедействуя, здесь играют  всего четыре актера - но и режиссерское решение. Раньше стержневой была тема хорошенькой Анны Подподушкиной, которая, как Душенька Чехова, моментально приспосабливается к каждому новому кавалеру, копируя его слова и мысли. Она бегала, мельтешила, прерывала ход действия своими телефонными откровениями.

Сейчас и количество рассказов возросло (до шести), и Анечка -душечка (миловидная Ольга Лапшина) заняла более скромное место, деля коммунальный телефон и сюжет с героем другого рассказа – «Мадонна». Зато вырастет она в фигуру зловещую даже. Режиссер «дописал» за автора несколько фраз, и в финале мы видим Аннушку в роли стукачки, передергивающей самые невинные фразы соседа. Герой же «Мадонны», сменяющий ее у аппарата, напротив, выглядит почти интеллигентом, мечтающим о чистой любви …в свободное от работы время. Его точно подает Лапшин, совершая по сюжету все новые метаморфозы, меняя лики и маски. Завершает спектакль его Управдом – узнаваемый типаж, при галифе и сапогах, с полной готовностью к самой сладкой лжи и к самому свирепому хамству. Управдом, начальник ЖЭКа, управляющий жилищной компанией – фигура одиозная. Меняются только названия и – масштабы обираловки населения.

В «Аристократке», как и в рассказе о «Любви», герои мужеского пола оказываются просто-напросто «бабами в штанах», не способными не только на любовь, но даже на элементарное уважение к даме. «Сильно влюбленного» активиста во втором рассказе  играет дивный комический актер Михаил Юдин. Он же – затюканный художник-абстракционист, ему даже умереть «в долг» не дадут. Сварливая, неотступная жена Матренища – прелестная звезда театра Елена Смирнова. Большому таланту по плечу любые роли. А в «Аристократке» она нежная дама из бывших, которая, тем не менее, поглощает дармовые пирожные со скоростью удава. Исчезли из спектакля санитары, которые уводили очередного героя: все здесь абсолютно нормальны, как вообще можно быть нормальным в этой жизни. Зато постановщик добавил рассказ «Не надо спекулировать», где мужчину (обаятельный Михаил Юдин) делят-не поделят две особы: дитя улиц Молочница и претендующая на "кулютурность" Врачиха. Оставим на совести автора, почему это у него в тексте сия дама называет, «не сморгнув глазом», свое милое личико …мурлом. Смехотворную ситуацию, где жадная Молочница, решив задорого запродать собственного мужа,  терпит сокрушительное фиаско, актеры разыграли как по нотам. Да еще с устрашающим театром теней на тему «визит к зубному врачу». Музыка в стиле 20х годов, «жестокое» танго, другие пластические пассажи – все здесь в строку (хореограф Светлана Титова). Блестящая сатира, превосходное  ее воплощение. Но странное дело: время от времени герои, словно в мороке, застывают на месте и читают стихи. И тогда отчего-то кажется, что в мороке они как раз и живут, в угаре глупой и суетной беготни. Михаилу Зощенко очень не хотелось, чтобы его запомнили только как сатирика, пусть и великого, создателя своего, «мещанского языка». Никого он особенно не «разоблачал». Он искренне жалел маленького человека, брошенного на произвол судьбы, затерявшегося в «лихорадке буден». И из-под его пера выходили все более глубокие и печальные вещи, напоминающие гоголевские повести. Тем, кто знает писателя только по «Монтеру» и «Аристократке», очень советую почитать «Козу». Смешную повесть о нелепом, неловком Забежкине и его разбитой вдребезги жизни. Спектакль Лапшина тем и ценен, что тоже полон хорошо скрытого сочувствия. И смешон удивительно. Кстати, переаншлаг в театре был невиданный!

 

*http://irin-krainov1.livejournal.com/162752.html