Версия для слабовидящих

Статья Татьяны Сергеевой "Балаганчикъ". Пушкин. Две поэмы"

23.03.2017. go164.ru -Сайт города Саратова. Автор фото - Игорь Дзис.   

Театр драмы, музыки и поэзии "Балаганчикъ" представил премьеру постановки по поэмам Александра Пушкина "Полтава" и "Граф Нулин". Обращение к творчеству "солнца русской поэзии" в театре напрашивалось давно. В его репертуаре имеется немало поэтических спектаклей. В их числе постановка по произведениям саратовских поэтов "Контрапунктом", фантазии на стихи Иосифа Бродского "Рождественский романс" и "Ду-Ду" и другие. Труппа последовательна в своей уверенности, что поэтический текст может и должен звучать на сцене, он интересен зрителю. И новый опыт – тому свидетельство. Начав работу над спектаклем "Пушкин. Две поэмы", режиссер Олег Загуменнов выбрал едва ли не самые полярные произведения: основанную на реальных исторических событиях "Полтаву" и шуточную поэму "Граф Нулин". Сам постановщик объясняет свой замысел "попыткой соединить, на первый взгляд, несоединимое: трагическое и смешное, поучительное и развлекательное, достоверно-историческое и откровенно придуманное". Насколько удастся этот синтез, наверно, было интригой не только для зрителя, но и для творческой группы.

Вся постановка построена на контрасте. Сначала зрители становятся свидетелями трагедии в семье украинского судьи Кочубея, преступной любви гетмана Мазепы и красавицы Марии, сцен предательства, горя и раскаяния. Мрачное освещение, черные одеяния действующих лиц, боль и слезы в их глазах – трагизм повествования "Полтавы" подчеркивается в каждой детали. К финалу истории он достигает апогея и кажется, что пора ставить точку. Но звучит веселая музыка, актеры переоблачаются в  белые одежды, и трагедия сменяется воздушной легкостью водевиля.

В камерном пространстве "Балаганчика" сложно выстроить богатые декорации, но в данном случае они и не нужны. Язык Пушкина настолько живописен, что зрителям ничего не стоит дорисовать в воображении то, что на сцене подается только схематически. Сценография выполнена только из свежеструганных досок, которые частоколом выстроились на заднем плане, а также сколочены в ящики и рамы, которые действующие лица трансформируют по ходу действия. Вот Кочубей и его жена, узнающие о побеге своей дочери, начинают выстраивать на полу квадрат из досок. Соблазненная гетманом Мазепой Мария на цыпочках проходит по ним, как по краю бездны. Потом юная героиня узнает о казни отца, виновником которой стал ее возлюбленный. Она сходит с ума. Мазепа находит ее в обветшавшей усадьбе, все также бредущей на грани жизни и смерти. В определенный момент ящики и деревянная рама играют роль помоста, на котором совершается казнь Кочубея. Но действие первой поэмы заканчивается, и эти конструкции – уже предмет меблировки в старинной русской усадьбе.

В постановке занято всего пять актеров. Они одновременно и чтецы, и исполнители главных ролей двух повествований. Им тоже удалось на все сто передать контрастность образов. Кочубей в исполнении Станислава Шалункина – воплощение чести, мужества и непоколебимости. В "Графе Нулине" актер не менее убедителен в роли барина, немного подкаблучника, немного простофили, обожающего свою жену, но еще больше – охоту. Целую бурю противоречивых эмоций вызывает Мазепа (Михаил Юдин), предстающий то коварным интриганом, то нежным возлюбленным, то кающимся грешником. И уже вскоре зритель видит в исполнении актера обаятельнейшего графа Нулина, большого ребенка, у которого как будто отобрали игрушку, когда его сначала влюбляет в себя, а затем отвергает Наталья Павловна.

Как всегда, пронзительна в трагическом образе Елена Смирнова. Ей удается передать всю скорбь от потери сначала дочери, тайно покинувшей родительский дом, потом супруга, отправленного на казнь. Кажется, что чисто физически невозможно выйти из этой роли в короткие сроки, но уже спустя несколько минут актриса от души хулиганит в образе легкомысленной хозяйки усадьбы, принимающей в отсутствии супруга графа Нулина. Вчерашняя выпускница Театрального института Наталья Карпова очень гармонично вписалась в камерную атмосферу и стилистику театра. Ей очень идет трагический образ прекрасной дочери Кочубея Марии. В "Графе Нулине" мы уже видим девушку в образе служанки Параши – озорной и хитрой наперсницы главной героини. Александр Котелков появляется в "Полтаве" в образах соратника Мазепы Орлика и палача, что по задумке постановщика практически одно и то же. Во второй поэме он уже сосед Лидин – счастливый соперник графа Нулина. На сцене возникает лишь мимоходом, с пеной для бритья на лице. Режиссер вслед за Пушкиным только намекает на тайную связь героини.

Могли ли две поэмы существовать в сценическом пространстве "Балаганчика" отдельными спектаклями? На наш взгляд, безусловно. Но задумка Олега Загуменного тем и хороша, что показывает гений Пушкина во всем его многообразии. Эксперимент режиссера в очередной раз доказывает, что актуальность бессмертных пушкинских строк не подлежит сомнению.  

 

* http://www.go164.ru/article/1591094

 

 

 

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, нужно войти